full screen background image
Search
11 августа 2022
  • :
  • :

Вступление Финляндии и Швеции в НАТО принесло России серьезные риски

Процесс вступления Швеции и Финляндии в НАТО получил продолжение. 4 июля в Брюсселе завершены переговоры этих стран с Альянсом. 5  июля министры иностранных дел Швеции и Финляндии подписали в штаб-квартире НАТО протокол о вступлении. О военном значении расширения НАТО на северо-западе рассказал военный аналитик, директор московского Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Руслан Пухов.

Вступление Финляндии и Швеции в НАТО принесло России серьезные риски

Фото: Global Look Press

— Сейчас звучат довольно противоречивые высказывания по поводу вступления Швеции и Финляндии в НАТО. Ряд политологов говорит, что это не представляет для нас серьезной опасности. Кто-то считает, что нам нужно усиливать границы, вплоть до размещения там тактического ядерного оружия. Что, на ваш взгляд, для нас означает их вступление в альянс?

— Безусловно, это означает ухудшение нашего стратегического положения. И не потому, что эти страны вдруг в одночасье стали антироссийскими — они и до этого любили нас как собака палку. Однако они хотя бы формально не были интегрированы в натовские структуры, соответственно, вели себя в отношении нас осторожно и корректно.

Сейчас же их присоединение к Альянсу может привести к тому, что их руководство — особенно в условиях, когда правительства с более здравых меняются на менее здравые — способно начать нас провоцировать, из-за чего риск начала войны увеличится. В любом случае такой шаг Стокгольма и Хельсинки ни к чему хорошему не ведет. И тот, кто говорит, что их вступление в НАТО для нас практически ничего не значит, тот, думаю, лукавит.

Все довольно серьезно. К примеру, финны приняли решение закупать американский самолет F-35. С современным оружием на борту — это грозная военная сила, представляющая опасность, в том числе даже для наших самолетов 5-го поколения, которые у нас к тому же имеются сейчас в весьма ограниченном количестве.

Я думаю, что у финнов наверняка в значительной степени отработаны протоколы по подавлению наших систем ПВО. Так что не удивительно, что возможность применения тактического ядерного оружия на этом направлении становится для нас все более и более актуальной.

— Известно, что финская армия немногочисленная, в ней всего 21,5 тысячи человек. А что в целом она из себя представляет?

— Финская армия — это очень мощная боевая структура.  Не потому, что она много воевала, а потому, что всю жизнь хорошо готовилась воевать с нами. И в случае чего их армия будет очень мотивирована. У финнов хорошие танковые части.  Замечательная пехота. Это вообще очень серь-зный противник.

— А что можно сказать о шведской армии?

— Армия у шведов меньше, чем у финнов. Их армию, условно говоря, можно назвать менее боевитой. Ну и потом, у нас со шведами, в отличие от Финляндии, нет сухопутной границы. С Финляндией, напомню, граница — более тысячи километров.

Однако шведы имеют глубочайшие, уходящая в века, русофобские традиции. И этот факт тоже делает их очень неприятными противниками. Если им придется с нами сражаться, делать они это тоже будут очень мотивировано.

— Обе страны, кстати, имеют довольно серьезную военную промышленность.

— Да, военно-промышленный комплекс у них свой. Шведы, к примеру, делают самолёты, включая самолёты дальнего радиолокационного обнаружения — воздушные командные пункты. У них вообще ВПК очень развит. Шведы исторически делали упор на значительное самообеспечение. 

— Самолеты «Грипен» тоже ведь шведские?

— Да, но, кроме самолетов, у них есть еще собственные прекрасные корветы, подводные лодки, ракеты… Вообще, и Швеция, и Финляндия — богатые страны. Все, чего им не хватает для собственной армии, они смогут закупить либо в других европейских государствах, либо в США, как это делают финны, покупая там F-35.

Сейчас на фоне нашей спецоперации военные бюджеты этих стран будут увеличены, и в сфере обороны они начнут плотнее интегрироваться с остальными европейскими странами НАТО.

Раньше эти связи они в основном развивали с соседями — Норвегией, Данией. Теперь военная кооперация будет более широко распространяться на Европу и США, что, конечно, для нас плохо.

Это будет вынуждать нас финансово больше вкладываться в гонку вооружений. Мы уже и так в нее втянулись. Причем теперь уже совершенно неважно — сами мы это сделали или нас втянули.  Счет — на табло. Тратиться на оборону придется больше, чем до февраля этого года. А значит, меньше денег пойдет на инфраструктурные проекты, здравоохранение, образование. Иллюзий тут не надо питать никаких.

— После расширения НАТО за счет Финляндии и Швеции Балтийское море превратится практически во внутреннее море альянса. Чем это для нас чревато с военной точки зрения?

— Да, замечено верно. Балтика, начиная с 90-х годов прошлого века была в значительной степени демилитаризованная. Большинство стран, включая Россию, держали там символические контингенты своих военно-морских сил. Сейчас на Балтике начнется гонка военно-морских и ракетных вооружений. А самое плохое, что со вступлением Швеции и Финляндии в НАТО Санкт-Петербург превращается в прифронтовой город. Это ставит его под удар, так как современное вооружение кораблей Альянса дает им возможность нанести разрушительный удар по городу. Чтобы этого не допустить, нам придется серьезно укрепить там систему противовоздушной и противоракетной обороны.

— Ускоренное принятие этих стран в альянс может быть связано с тем, что из-за поставок оружия Украине в странах НАТО оно уже на исходе? Это ослабило блок. А Финляндия со Швецией — страны богатые, со своей оборонной промышленностью. Вступая в непростые времена в альянс, они сами могут стать для него неплохим подспорьем.

— Согласен. Но есть две главных составляющих структуры НАТО. Одна — военная организация. Другая — политическая, через которую американцы проводят свою политику в Европе. Своего рода пристяжной ремень к Вашингтону.

В этой второй составляющей, по крупному счёту, со вступлением двух этих стран, ничего не меняется. Как диктовал Вашингтон через НАТО собственную волю, так будет ее диктовать и дальше. Просто к европейскому списку добавляются еще две страны, которые отказываются проводить независимую от США политику.

Зато военная составляющая НАТО за счет Швеции и Финляндии ощутит заметный прирост. Вступление в Блок многих новичков не дало Альянсу ничего, так как эти страны не являлись донорами безопасности. Они стали потребителями безопасности и ничего военной организации НАТО дать не смогли.

Одно время была даже такая шутка: чтобы развалить эту организацию, нужно либо всем из неё выйти, либо сразу всем вступить. НАТО как военная организация от принятия подобных членов просто разбухала, превращаясь в нечто бесформенное и слабоуправляемое.

— Швецию и Финляндию, вы полагаете, считать только «потребителями безопасности» нельзя?

— После вступления в 1997 году Польши в НАТО все остальные страны были для альянса в основном балластом. В каких-то случаях, совершенно откровенным балластом, как, допустим, Черногория, Хорватия или Албания. В каких-то случаях частичным — как Словакия или Чехия.

Совершенно очевидно, что за 25 лет, начиная с первой волны расширения НАТО, эта структура впервые прирастает не пассивом, а активом. В этом смысле для альянса это, конечно, ценное приобретение.

— Я не вполне согласна с вашим рассуждениями о русофобии. Ни Финляндия, ни Швеция этим вроде бы особо не отличались.

— Как сказать… Шведы, говорят, что не забыли как 300 лет назад на их территории хозяйничали войска Петра I. Припоминают нам какую-то сожженную церковь.  

Но у нас-то тоже память хорошая, и мы помним, как в 1706 году в Польше шведы обошлись с пленными русскими солдатами, воевавшими в составе саксонской армии. Шведы после боя тогда методично отделили русских от саксонцев, после чего всех наших солдат закололи штыками прямо на месте, совершив тем самым военное преступление.

Во Второй мировой Швеция де-факто, хотя и не де-юре, была союзницей Гитлера. Будучи формально нейтральной, она занимала враждебную к нам позицию, помогая фашистам.

— Это было давно — далекая история. С финнами мы тоже воевали. Но в последние десятилетия отношения наладились, активно развивался совместный бизнес.

— Если говорить о бытовой стороне вопроса, то, безусловно, финны — люди цивилизованные, богатые. А любая ксенофобия чаще всего рождается из бедности, когда все на всех обижаются. Но речь о политике. Там все иначе.

Вступление Финляндии и Швеции в НАТО принесло России серьезные риски

Фото: en.wikipedia.org

Несмотря на то, что Финляндия формально не имела никаких территориальных претензий к России, признала итоги Второй мировой войны, тем не менее финский политический истеблишмент, да и многие финские граждане не забыли, что город Выборг когда-то был вторым по величине после Хельсинки финским городом Виипури. Финны потеряли его в 1940-м году, затем оттуда ушли в 1944-м. И при любой малейшей возможности они, конечно, постараются его вернуть.

— Думаете, у них такие планы зреют?

— Уверен, если появится малейшая возможность вернуть свои бывшие территории, они такой момент, конечно, используют. Не сомневаюсь, что Выборг и половину Карелии постараются у нас «отжать».

— Но мы же не дадим им этого сделать?

— Все зависит от ситуации. А она ухудшится со вступлением Финляндии и Швеции в НАТО. Правда, мы никаких иллюзий по поводу этих стран и раньше не питали. Потому сейчас нам придется просто грамотно маневрировать имеющимися возможностями, сдерживать неоправданные или провокационные порывы этих стран.

И шведы, и финны уже испытывали на себе силу русского оружия. Неприятные для них воспоминания. Они до сих пор прекрасно помнят, как получали от нас по зубам. А если вдруг забыли, так мы ведь можем и напомнить. Так что снова вцепиться в нас они могут только в том случае, если мы окажемся откровенно слабыми. Значит, слабыми нам быть нельзя.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.