Главная / Технологии / Белоруссия поможет спасти российскую военную электронику

Белоруссия поможет спасти российскую военную электронику

Почему устаревшая белорусская электроника может быть полезна отечественной промышленности, особенно российским вооруженным силам и космосу?

Президент Белоруссии Александр Лукашенко предложил наполнить стратегию интеграции российско-белорусского Союзного государства конкретными проектами в ключевых отраслях. Одной из таких отраслей Лукашенко считает производство микроэлектроники, где у Белоруссии остался неплохой задел еще с советских времен.

«Мы, к сожалению, после распада Советского Союза немножко подразрушили наши предприятия, которые занимались интегральными схемами и в Белоруссии, и в России, – заявил белорусский лидер. – Но мы договорились, что у нас задел неплохой, и мы реанимируем эти предприятия. Они будут работать в ближайшие годы на самом высоком уровне. Как сказал президент (России Владимир Путин), невозможны без этих предприятий никакие высокотехнологичные продукты: ни в космосе, ни в обороне, ни в других отраслях. Мы очень серьезно над этим проектом с россиянами работаем».

Все это, конечно, выглядит многообещающе – однако можно ли этот советский задел, оставшийся в Белоруссии, использовать сегодня?

Один из уцелевших


Главным активом Минска при возможной будущей интеграции с Россией в микроэлектронике считается Минское производственное объединение «Интеграл». Этот производитель микросхем, десять лет назад преобразованный Минском в открытое акционерное общество, на сегодняшний день объединяет четыре главных белорусских производителя микроэлектроники и еще около десятка приборостроительных и радиостроительных предприятий страны.

В отличие от российских «Микрона» и «Ангстрема», которые в 1990-х годах прошли крайне непростой период тяжелого упадка и утраты многих ключевых компетенций, белорусский «Интеграл» в это время не прекращал своей деятельности и сумел сохранить производственную базу и кадры. Впрочем, такая в целом счастливая судьба сыграла с «Интегралом» плохую шутку.

Продолжая использовать советский задел, он «пропустил» все радикальные изменения в микроэлектронике, пик которых как раз и пришелся на 1990–2000-е годы. На сегодняшний день самая современная производственная линия «Интеграла» способна производить ежемесячно лишь одну тысячу 200-мм пластин по топологическим нормам 0,35 мкм (350 нм), в то время как российский «Микрон» уже серийно производит микросхемы по нормам от 250 до 65 нм.

Конечно, у российской микроэлектроники тоже хватает своих проблем. Например, пока что процесс модернизации «Ангстрема», где пытались освоить производство по технологическим нормам 130-90 нм, с перспективой развития и перехода на уровень 65 нм, закончился лишь иском о банкротстве предприятия. Да и нынешний уровень «Микрона» равен таковому, достигнутому мировой микроэлектроникой еще в 2004 году. Но у «Интеграла» ситуация еще хуже: его лучший техпроцесс (350 нм) соответствует положению дел на 1998 год, когда самым современным процессором в мире считался теперь уже всеми забытый Pentium.

Кстати, еще в 2007 году российская АФК «Система» предполагала выкупить контрольный пакет акций минского завода микроэлектроники «Интеграл». Однако по итогам предварительного аудита состояния предприятия сделка была заморожена – у российского бизнеса не возникло интереса к «антикварным» активам Минска. После чего в медиаполе «Интеграл» потерялся.

За одним исключением – он отметился в 2010 году громким скандалом. Тогда, как выяснилось, за продукцию предприятия под торговой маркой Integral выдавали жидкокристаллические мониторы производства Acer и Philips, на которых просто были приклеены новые «белорусские» торговые наклейки поверх оригинальных брендов.

Неужели все заявления Лукашенко об интеграции в отрасли микроэлектроники – это лишь пустые прожекты Минска и ничего более?

Нишевой продукт


Тем не менее во взаимодействии с Белоруссией в сфере микроэлектроники есть свой смысл. Все дело в том, что технологический процесс в микроэлектронике – это своего рода «волна», у которой есть свое начало, «гребень» и тянущийся за всем этим достаточно длинный «хвост». В голове волны идут самые современные предприятия, в то время как в хвосте плетутся те, у кого производственные линии соответствуют достижениям 10–15-летней давности. Но, как ни странно, работа есть у всех!

Да, сегодняшний уровень мирового лидерства – это техпроцесс 5-7 нм, по которому делаются самые современные процессоры и другие компоненты микроэлектроники. В этом сегменте идет жестокая борьба между десятком мировых лидеров, а затраты на разработку единичной интегральной схемы уже подбираются к невообразимой цифре в 1 млрд долларов.

Пытаться сегодня догнать лидеров – практически невыполнимая задача, эти компании шли к своему успеху десятилетиями. Однако есть и альтернативный подход – работать в «хвосте» волны, где у технологических гигантов уже просто нет ни желания, ни возможности к конкуренции с многочисленными аутсайдерами.

Все дело в том, что делать массу уже освоенных в производстве микросхем по современному техпроцессу 5-7, 14 или даже 20 нм просто невыгодно. Чем «ниже» по шкале размерности техпроцесс, тем ниже и выход годного и, как следствие, выше цена отдельной микросхемы.

Кроме того, часть отраслей, в частности – оборонная промышленность и космос, имеют специфические требования, которые как раз хорошо реализуются на «толстых» микросхемах со старыми техпроцессами, лежащими в пределах от 130 нм и выше. В космосе это связано с действием проникающего излучения космических лучей, а в оборонной промышленности – с противодействием системам РЭБ противника.

Эти особенности наглядно можно проследить в судьбе «Интеграла»: основными потребителями продукции завода вплоть до последнего времени остаются российские оборонные предприятия. Кроме того, микросхемы «Интеграла» находят сбыт в Индии и даже в Китае, где их по-прежнему используют для установки в российское оборудование и вооружения. С другой стороны, в последние годы «Интеграл» сосредоточился на производстве новых микросхем, устойчивых к специальным внешним воздействующим факторам (СВВФ). Под СВВФ в мировой практике понимаются уже упомянутые космические лучи, сильные электромагнитные поля, а также высокие и низкие температуры.

Стоит сказать, что у России пока что нет хорошей замены продукции «Интеграла». Да, в мире существует немало заводов, производящих микросхемы по «толстым», старым техпроцессам. Однако большинство из них расположено в странах ОЭСР и соблюдают режим европейских и американских санкций против России. А те предприятия, что работают в Китае или других странах, не присоединившихся к антироссийским санкциям, сотрудничают с нами достаточно неохотно. Особенно в части микросхем, устойчивых к СВВФ, поскольку последние всегда имеют двойное назначение.

Это наглядно отразилось в текущих проблемах космической отрасли России. Несколько проектов, в частности создание и запуск спутника связи для Анголы, пришлось переносить на более поздние сроки. И в первую очередь как раз из-за эмбарго на поставку «космической» электроники.

Поэтому, отвечая на предложения Минска в области микроэлектроники, России нужно учитывать именно этот жизненный интерес: нашей стране необходимо производство «оборонной» и «космической» электроники. Оно не принесет большой прибыли, но без него решить массу задач развития Союзного государства или же просто технологического развития России и Белоруссии будет практически невозможно.

Именно в этом сегменте у белорусского «Интеграла» есть необходимые компетенции. На предприятии сохранены производственные линии и рабочий коллектив. Да, это не передний край мирового развития, где соревнуются между собой «резвые и породистые скакуны», но тот самый «надежный ослик», который может вывезти нас из сложной ситуации, в которой нам вместе с Белоруссией надо рассчитывать только на свои собственные силы. 

Источник:

Смотрите также

Ударом на удар. Юбилей. Послесловие

Сергей Черняховский: «Очень мало акцентируется внимание на том, что на страшный и во многом внезапный …

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля