Главная / Экономика / Европейский бизнес в России оценил кризис 2014 года трагичнее COVID-19

Европейский бизнес в России оценил кризис 2014 года трагичнее COVID-19

Настроения европейских компаний, работающих в России, в пандемийном 2020 году оказались «не так трагичны», как в кризис 2014–2015 годов, показало исследование АЕБ и GfK Rus. Основным негативом для них остается волатильность рубля

Европейский бизнес в России

Фото: Felipe Dana / AP

Значительная доля (42%) европейских компаний оставили в силе инвестиционные планы в России, несмотря на пандемию и ее последствия. Большинство опрошенных указали, что ситуация оказалась хуже, чем они ожидали, но некоторые индустрии не только не проиграли, но и получили толчок к развитию. Таковы результаты совместного исследования Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ, объединяет более 500 компаний) и Международного института маркетинговых и социальных исследований GfK Rus «Стратегии и перспективы деятельности европейских компаний в России» (РБК следил за трансляцией презентации результатов).

Ожидания близки к оптимизму

В опросе в июле—августе участвовали 90 респондентов, входящих в АЕБ, — 25% от всех членов ассоциации. Опрос проводится ежегодно с 2011 года, что позволяет сравнивать результаты с показателями за предыдущие периоды. Значение индекса от 0 до 80 говорит о преобладании негативных настроений, от 120 до 200 — позитивных.

Индекс АЕБ–GfK по итогам опроса 2020 года составил 117 — на 23 пункта ниже, чем в предыдущем году. Тем не менее его значение близко к положительной зоне (начинается от 120), что отражает сдержанный оптимизм европейских компаний, прокомментировал результаты исследования гендиректор GfK Rus Алексей Дорофеев.

Текущую ситуацию, по его словам, большинство респондентов оценивают «не так трагично», как в 2014–2015 годах, когда значения индекса опускались до 115 и 106 соответственно. «Морально бизнес был готов к худшим последствиям», — добавил Дорофеев.

  • В то же время 56% респондентов сказали, что ситуация оказалась хуже, чем они ожидали;
  • 42% планируют оставить инвестиционные планы в силе в этом году, 27% — увеличить инвестиции;
  • 29% компаний намерены сократить инвестиции, но это меньше, чем в кризис 2015 года (тогда о планируемом снижении вложений сообщили 39% респондентов).

Оптимизм компаний относительно выручки в последующие три года практически не изменился, несмотря на кризис:

  • 68% респондентов ожидают рост выручки в ближайшие три года, что сопоставимо с показателями прошлых лет.

В основном респонденты считают, что влияние негативных факторов на российскую экономику прекратится в течение одного-двух лет.

Волатильность рубля остается главным негативным фактором для европейского бизнеса — абсолютное большинство (77%) респондентов заявили об этом. «Многие компании так или иначе несут часть расходов в твердой валюте, а некоторые импортируют продукцию напрямую с европейских рынков», — пояснил Дорофеев. С начала года курс доллара вырос с 62 до 78 руб., а евро — с 69 до почти 92 руб.

В топ-5 проблем также вошли санкции (73%), политика США по отношению к России (56%), цены на нефть (51%), контрсанкции и импортозамещение (39%).

Негативное влияние снижения цен на нефть значительно выросло в этом году, отмечает Дорофеев. При этом две многолетние проблемы — политика США по отношению к России и отношения России и Украины — по его словам, постепенно уходят на второй план. «Возможно, они снова могут стать значимыми, особенно после грядущих президентских выборов в США», — предполагает эксперт.

Как бизнес оценил последствия пандемии

Пандемия COVID-19 является для бизнеса значимым фактором:

  • 64% респондентов заявили, что в результате пандемии бизнес сократился, 24% не ощутили влияния, 10% отмечают рост;
  • 56% респондентов указали, что в результате пандемии снизились продажи.

Некоторые индустрии в кризис не только «не проигрывают, но и растут», отметил гендиректор GfK Rus. По его словам, объем продаж товаров повседневного спроса (FMCG), потребительской электроники вырос на 17–19% за девять месяцев года. «Пандемия породила спрос на товары, которые были в стагнации, — многие были вынуждены «переоборудовать» квартиры в офисы, покупать товары для дома», — привел он примеры. Трудный период дает надежду не только на свет в конце тоннеля — восстановление когда-то в будущем, но и открывает возможности развивать бизнес уже сейчас, полагает Дорофеев.

  • 33% компаний сообщили, что были вынуждены сократить рекламные бюджеты, 21% — бюджеты на маркетинговые исследования;
  • 20% отложили запуск новых продуктов;
  • 14% урезали зарплаты сотрудникам, 9% сократили штат, 7% отправили работников в неоплачиваемые отпуска.

Больше половины респондентов ожидают восстановления своих показателей не ранее третьего квартала 2021 года.

«Дочки» европейских компаний в России могли претендовать на антикризисные льготы от государства наравне с собственно российскими компаниями. Например, в список системообразующих предприятий Минэкономразвития (включение в него дает возможность получить льготный кредит на пополнение оборотных средств) вошли такие компании, как «Рено Россия», «Адидас», «Юнилевер Русь», «Пирелли Тайр Руссия» и другие. РБК направил запрос в Минэкономразвития.

Что касается делового климата в России в целом, то европейский бизнес отмечает прогресс в сотрудничестве с партнерами. «Но все, что касается взаимодействия с налоговыми органами и таможней, другими регуляторными органами, — отношения из года в год оцениваются на уровне от нейтрального до негативного», — напомнил Дорофеев. В течение следующих лет члены АЕБ также не ожидают улучшения ситуации с бюрократией и коррупцией в России.

Автор
Ольга Агеева

Источник:

0
https://wildrome.ru/evropejskij-biznes-v-rossii-oczenil-krizis-2014-goda-tragichnee-covid-19/

Смотрите также

Чубайс сравнил венчурный рынок без денег пенсионеров с бассейном без воды

По словам Чубайса, привлечение НПФ к венчурным инвестициям — «единственный реалистичный способ» стимулировать отрасль в …

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля